• slide1.jpg
  • slide2.jpg
  • slide3.jpg
  • slide4.jpg
  • slide5.jpg
  • slide6.jpg
  • slide7.jpg
  • slide8.jpg
  • slide9.jpg
  • slide10.jpg
  • slide11.jpg
  • slide12.jpg

Биатлонный центр соответствует мировым стандартам

05 декабря 2012 года президент ЗАО "СК ВНСС" А.М. Вайсбурт на пресс-конференции в региональном информационном центре ОТРК "ЮГРА" ответил на вопросы журналистов, касающиеся реализации в 2012 году крупных строительных объектов социальной направленности.

 

- Вы строили биатлонный центр, потом его реконструировали, и в этом году пришлось после стихийного бедствия проводить восстановительные работы. Соответствует ли сегодня биатлонный центр современным стандартам?

- Биатлонный центр строила наша организация. Мы начали его в 1996 году, в 1998 году он уже был готов. Он строился по тем международным нормам, которые существовали на тот период времени. И в 2003 году, если вы помните, у нас был проведен чемпионат мира именно по биатлону.

На период 1998-2003 годов наш биатлонный центр занимал одно из ведущих мест, если не самое первое место в части его обустроенности, по соответствию параметрам проведения чемпионатов мира, разделяя первое место с Рупольдингом (Германия). Даже был момент, когда мы были лучшими.

Со временем нормы и требования, геометрические параметры трасс, естественно, изменились. Мы строили трассы шириной 6 метров, а сейчас нужно 9 метров. Были заданы некоторые параметры нахождения лыжника-участника там, где находятся основные зрители, то есть там, где находятся трибуны. Поэтому были построены дополнительные трассы, выходящие на эстакаду - порядка 3-4 километров.

Кроме того, были изменены требования уже с учетом современных возможностей СМИ. Мы построили пресс-центр, в котором единовременно могут находиться 200 журналистов.

Наше телевидение вещает на Европу, разница по времени составляет от 4 до 5 часов. Поэтому было сделано дополнительное освещение, 1000 люкс. Это серьёзное освещение, равное дневному. Оно дает возможность транслировать соревнования, в частности, в Европу, где люди с удовольствием смотрят гонки в режиме онлайн.

В 2010 году у нас проводился тестовый этап кубка мира. К этому времени были построены все основные сооружения. Этап кубка прошел успешно в части готовности. И было чётко и ясно сказано, что чемпионат мира 2011 года будет проводиться здесь. И уже к 2011 году мы заканчивали выполнение работ к конкретному чемпионату мира.

Заменяли табло - к этому времени они уже устарели, появились другие технологии, повысилась чёткость картинки, возможность транслировать эту картинку в Европу. Кстати, в наших совещаниях принимали участие представители телевидения, управляя процессом правильной передачи изображения на другие страны.

Вот так был построен биатлонный центр, и сегодня он соответствует всем параметрам, предъявляемым к сооружениям, которые имеют статус мировых. Там очень удобно: пресс-центр, трибуны, табло. Кстати, выросло количество мест на трибунах. Было около 10-12 тысяч мест, мы довели до 20 тысяч.

- Могли бы вы сообщить сумму, в которую обошлось строительство биатлонного центра, а также ремонт в 2012 году?

- Биатлонный центр в два этапа, со всеми сооружениями, которые там есть, стоил около 1,5 миллиардов рублей. Восстановление биатлонного центра обошлось в 80 миллионов рублей.

- Почему же произошло разрушение трассы?

Для подобных линейных сооружений (дороги, мосты, трассы) существует такое понятие, как вероятность превышения нормы. За основу берётся наивысшая отметка паводка. В 1899 году прошёл ливень, очень большой, за основу расчета биатлонного центра был взят объём осадков, который выпал в тот момент.

Ливень, который произошел 12 июня этого года, превысил этот уровень в 2,5 раза. Характер разрушений тоже говорит об этом: объём воды виден по сносу веток, деревьев. Плюс ливень сопровождался сильным ураганным ветром, причем это было локально – не весь Ханты-Мансийск оказался в разрушительной зоне, а улица Гагарина и биатлонный центр.

Ураганный ветер вызвал бурелом, деревья упали и перекрыли входы в искусственные сооружения, построенные для отвода, вода пошла сверху. Естественно, защитные мероприятия не были рассчитаны на такой объём и скорость.

При исполнении новой работы была учтена вероятность, что подобное может повториться, заложены совершенно другие решения на укрепительные работы, организован поверхностный водоотвод – прежний предполагал отвод воды через искусственные сооружения в виде труб, лотков и так далее.

Сейчас ливень 2012 года ляжет в основу других строящихся сооружений и в Ханты-Мансийске, и в округе в целом. Если он повторится, объект выдержит – на это сделан соответствующий расчёт. Сейчас проект проходит две экспертизы – государственную и независимую. Независимая ещё и даст ответ, соответствует ли то, что сделано, тому, что запроектировано.

- Есть мнение, что Самаровский останец неустойчив, и реконструкция биатлонному центру будет требоваться каждые два года. Прокомментируйте.

- Это не совсем так. Напомню, мы построили биатлонный центр в 1998 году, он 14 лет простоял, никаких деформаций не было.

И только при более высоких показателях паводка эта проблема возникла – за основу бралась формула паводка 1899 года. Сегодня, я надеюсь, центр простоит гораздо дольше. Строить можно везде, только нужны определённые мероприятия. Наш останец – это, по сути, мусор, который собрал, двигаясь, ледник. Когда мы строили улицу Гагарина, на перекрёстке у нас утонул бульдозер, лёд с Чапаевского лога выходил прямо на дорогу. Но сделали дренажи – и вот она, улица Гагарина, работает и живёт. Так же и с биатлонным центром, пришлось с водой упражняться – ледник оставил естественные родники. Справа от табло, например, на глубине 2,5-3 метра идёт вода, мы ее с этой горочки перехватывали и загоняли вниз.

Сложно работать? А где в России легко? На Севере – вечная мерзлота, в столице двигается берег реки Москвы. Природа живёт, дышит, хочет передвигаться. А наша задача – обеспечить безопасность тех сооружений, которые мы построили, это должно быть заложено в строительных проектах. Строить мы можем.

Кстати, несколько завышается размер катастрофы. Биатлонный центр – это 54 тысячи квадратных метров трасс. Пострадало 1200 квадратных метров – около 2 процентов!

Все сооружения, табло, эстакада – всё стоит, даже деформаций, трещин и перекосов нет. Понятно, что ситуация произошла из-за большего объёма воды, чем был в расчёты заложен.

Делать из этого катастрофу мирового уровня, привязывать к ней экономические, социальные показатели, принижать престиж округа в целом? А что произошло в этот же день в других странах, в той же Англии? Такие же ураганные явления. Или как раз сейчас снегопады на часть России обрушились. Что же теперь, помирать? Нет, надо жить, строить, использовать то, что построили, в полной мере.

- Александр Михайлович, ваша строительная компания была первым в округе участником государственно-частного партнёрства по строительству детских садов. Когда планируете завершить строительство?

- Действительно, в 2011 году мы приступили к реализации проекта государственно-частного партнёрства в части строительства социальных объектов.

К ним можно отнести и детские сады, учитывая, что сегодня порядка 50 тысяч наших детей по округу не могут пойти в садик. Продолжительность очередей такова, что ребёнок, не заходя в садик, идёт в школу. У нас в Ханты-Мансийске очередь была около 5 тысяч, если не более. Я знаю, у меня сотрудники стояли в ней: 2-тысячный, 3-тысячный и так далее. Поэтому правительством округа была принята такая программа для ускорения и привлечения инвестиционных средств.

Мы взялись за эту работу. Первыми были два няганьских детских садика – четвёртый и шестой. Нужно признать, что здесь есть определённые проблемы, потому что это первый раз делается так массово и объёмно. Мы хотели эти два садика в Нягани сдать в сентябре этого года, но не удалось по ряду причин, в основном, объективных. Садики имеют очень высокую степень готовности, но ряд проблемных вопросов не позволил их ввести в эксплуатацию.

- ГЧП – это новая форма взаимодействия государства и бизнеса, вы стали в ней первопроходцами. Трудно ли быть первым?

- Конечно, трудно быть первым. Вроде бы мы все партнёры, но у каждого есть свои взгляды. Сложности определённые есть, но самое главное, что это новое не только у нас в округе, но и в стране. На тот момент ГЧП было лишь в теории, и нужно было эту теорию приблизить к жизни.

Правительством округа была проделана очень большая работа в плане законодательства. Все это решалось по пути: шла стройка, решались эти проблемы. Сегодня они не до конце отшлифованы, но это уже что-то близкое.

- Раньше ВНСС вел большое дорожное строительство, а сейчас переключился на другие объекты. Почему?

- Наше предприятие многопрофильное. Мы строили аэродромы, вводили в эксплуатацию месторождения. Мы ввели порядка 7 нефтяных месторождений. Строили дороги. Соотношение работ до 2008 года было примерно такое: 20% - строительные работы, 80% - дорожные.

Работаем с учетом того, что сегодня бюджетные средства направлены на расширение социальных программ, хотя дороги из них не исключаются. Вы сами задавали сегодня вопросы о детских садах, переселении.

Мы не переориентировались, мы просто поменяли приоритет. У нас есть оборудование, техника, специалисты, которые могут строить и то и другие. Сегодня есть такой заказ, мы его выполняем, завтра появится заказ на автомобильные дороги, мы способны параллельно выполнять и его.

- Занимается ли сейчас компания коммерческим строительством жилья?

- В настоящий момент не строим, но у нас есть 5,5 гектаров в районе улицы Лермонтова – так называемое Солдатское поле. Город поставил задачу построить там не только жилье, но и школу, садик. Кроме нас, на микрорайоне работают еще 2 строительных организации.

Мы приступим к работе в 2013 году. Скорее всего, начнем с садика и школы, параллельно будем строить жильё.

НАШИ ОБЪЕКТЫ
ПРЕИМУЩЕСТВА СОТРУДНИЧЕСТВА С НАМИ

Собственное производство
бетона, асфальто-бетонных
смесей, стройматериалов

Собственный парк
строительной и грузовой
техники

Огромный опыт в сфере
строительства дорог и
инфраструктуры, зданий и сооружений

Применение уникальных
технологий на сложных
объектах